Телефон горячей линии

по России и снг

+79138758166.

Препарат для лечения

гепатита С напрямую из Индии!

gallery/img_432525
gallery/w256h25613715677480004call
велпанат купить в России

Гепатит С в России распространяется с небывалой скоростью. Болезнь потрясает своей живучестью, возможностью мутировать и адаптироваться к окружающей среде, а также человеческому организму. По официальной статистике, пятая часть населения является заражена гепатитом С, а каждый 10-й человек может быть инфицирован.

Отечественная медицина пытается всеми силами остановить гепатит С в России. Узкопрофильные специалисты, включая гепатолога и инфекциониста, часто проводят консультации и осмотр пациентов. Но чего именно ожидать на приеме у врача? Ознакомившись со статьей ниже можно узнать, какие рекомендации дают гепатологи, а также какими отечественными препаратами не рекомендуется начинать лечение.

 

 

 

 

В России снизилась заболеваемость гепатитом С

 

По мнению экспертов, этому способствовали новые методы лечения и использование одноразовых инструментов в

салонах красоты. Россияне стали реже заражаться гепатитом С. За последние три года заболеваемость опасным вирусом 

снизилась на 15,3%. Также заметно меньше стало «хроников» — на 9%. По словам экспертов, ситуация улучшилась из-за

появления новых препаратов и схем лечения и благодаря тому, что больницы, салоны красоты и стоматологии

практически полностью перешли на использование одноразовых инструментов. Однако многие больные до сих пор не

знают о своем диагнозе, так как гепатит С проявляется не сразу. 

За три года в России снизилось число новых зараженных гепатитом С. Об этом «Известиям» сообщили в Роспотребнадзоре. Если в 2015 году уровень

заболеваемости составлял 1,44 на 100 тыс. населения, то по итогам 2017-го — 1,22, то есть на 15,3% меньше. 

 

 

Гепатитом А стали заражаться в полтора раза чаще

 

Больше всего новых случаев болезни — в Удмуртии, Пензенской области и Пермском крае

Также значительно снизилось число тех, у кого обнаружили хронический гепатит С, — на 9% (34,68 на 100 тыс. населения в 2017-м против 38,06 в 2015-м). 

Как пояснили в Роспотребнадзоре, если больной с острым гепатитом С вовремя обратится к врачу, есть все шансы на полное выздоровление. Хроническую же форму вылечить почти невозможно. 

Гепатит С — вирусное заболевание, поражающее печень. Его называют «ласковым убийцей», так как

болезнь проявляется не сразу и ее симптомы можно спутать с другими заболеваниями. Она также считается

одной из распространенных причин цирроза и рака печени. Заражение возможно в том числе в

медучреждениях, салонах красоты, при нанесении татуировок, если используются нестерильные инструменты. 

По данным Росстата, по сравнению с 2000 годом число новых зараженных снизилось в 17,5 раза

(с 21 на 100 тыс. населения). 

— В стране сейчас принято пользоваться одноразовыми приборами в больницах, салонах красоты,

стоматологиях, — отметил руководитель программ фонда борьбы со СПИДом «Шаги» Кирилл

Барский. — Это помогает снизить уровень заражения среди населения, но остаются другие способы. Поэтому важно, чтобы больше внимания уделялось ранней диагностике.

Он добавил, что проблема с распространенностью гепатита С в России не решится до тех пор, пока медикаменты не станут доступны всем зараженным. Сейчас их нет в наличии по доступной цене, пояснил он.

В Минздраве «Известиям» рассказали, что пациенты получают лечение по ОМС в условиях дневного стационара. В программу госгарантий бесплатной медпомощи входит в том числе медикаментозная терапия. В ведомстве добавили, что «принимают меры, направленные на повышение осведомленности граждан о вирусе» и на выявление гепатита С на ранних стадиях.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рекомендует применять в составе комплексной терапии для лечения гепатита С два новых препарата. Один из них — даклатасвир — в этом году вошел в России в список жизненно необходимых и важнейших (ЖНВЛП). То есть цены на него регулирует государство. Однако стоимость упаковки все равно начинается от 100 тыс. рублей.

Препарат также закупается для лечения больных за счет бюджета. Согласно плану-графику Минздрава на 2018 год, на это планируется потратить около 18 млн рублей. Еще одно лекарство — софосбувир, которое ВОЗ считает эффективным, а врачи часто применяют в комбинации с даклатасвиром, в России не зарегистрировано. 

— Раньше лечили только с применением разного рода интерферонов, стимулирующих иммунитет, в форме инъекций. Это лечение — большой стресс для организма, много побочных эффектов, — отметил директор Федерального методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский. 

По его словам, в России нет собственного производства новых химических медикаментов, поэтому лечение обходится крайне дорого, около 700 тыс. рублей за полугодовой курс.

Главный внештатный инфекционист Минздрава Ирина Шестакова рассказала «Известиям», что назвать точное число больных гепатитом С невозможно, так как много зараженных не знают о наличии вируса в организме. 

— Данные разнятся от 2 до 4 млн человек. Россияне не проходят тестирование на гепатит С, причина в том, что оно не входит в систему ОМС, люди не готовы платить, если не видят клинических проявлений. А гепатит С — болезнь, которая может никак не проявлять себя в течение нескольких лет, — пояснила она. 

Схожая ситуация и в мире. По данным ВОЗ на 2015 год, лишь 20% зараженных вирусным гепатитом С знают о своем диагнозе. 

Ранее «Известия» писали, что в России в 1,6 раза выросла заболеваемость острым гепатитом А. За январь–сентябрь 2017 года Роспотребнадзор зафиксировал 6,9 тыс. новых случаев. Эксперты отмечали, что помочь в борьбе с болезнью Боткина могла бы бесплатная вакцинация. К слову, от гепатита С вакцины до сих пор не существует.

 

 

Как помочь нашим пациентам?

 

Над этим вопросом ломают головы и специалисты, и эксперты. Ежегодно регионы закупают препараты от

вирусных гепатитов на 3,6 млрд рублей. При этом, по словам экспертов, всего лишь 23% из этих

3,6 млрд рублей идут на закупку современных противовирусных препаратов прямого действия,

остальные 77% — на устаревшие интерфероновые схемы. Причина в том, что стоимость

пегилированного Интерферона намного дешевле, чем курс Софосбувира с Даклатасвиром.

И только Москва может позволить себе лечить больных масштабно. Столичная программа

действует уже третий год. Московские закупки препаратов 2017 года были много внушительнее,

чем годом раньше тратила на них вся Россия. Но Москва такая одна.

После Софосбувира в России зарегистрировали и следующие [основные] препараты прямого

противовирусного действия: Симепревир, Асунапревир, Даклатасвир, Нарлапревир (российский),

Викейра ПАК. В стадии клинических исследований — Харвони и Экплюза. Со дня на день будут зарегистрированы также Мавирет, Гразопревир и Элбасвир.

Иными словами, чтобы лечить гепатиты современными препаратами прямого противовирусного действия, в стране есть все основания и возможности. Но дальше начинается другая история — включаются проверяющие органы, у которых возникают вопросы уже к врачам: на основании каких документов вы выписываете этот препарат?

Ответить многим докторам-инфекционистам нечего: только в семи регионах соответствующими нормативными актами и приказами утверждены клинические рекомендации, разработанные в 2016 году Международной ассоциацией специалистов по инфекционным заболеваниям (МАСОИ) и утвержденные Минздравом РФ. 

В остальных 79 регионах этого нет, соответственно, у медиков теоретически могут возникнуть проблемы. Чтобы избежать ненужных вопросов, они лучше предложат устаревшее, но разрешенное всеми региональными нормативными документами лечение. 

Мешают развитию в России современной терапии гепатитов и другие факторы.

«На всю страну у нас всего около 6 600 врачей-инфекционистов, средний возраст которых — около 50 лет, — продолжает Никита Коваленко. — Часто образование у них 20-летней давности — система непрерывного медицинского образования появилась в России лишь в 2017 году. Получается, что каждый из врачей-инфекционистов обслуживает около 30 000 человек и многие до сих пор руководствуются сведениями о хронических вирусных гепатитах, полученными во время обучения в институте». 

Полная катастрофа с диагностикой, подчеркивают эксперты. Минимально необходимый для подбора терапии комплекс обследований сделан лишь 5% из 1 800 000 официально зарегистрированных Минздравом больных.

Из-за того что не каждый российский город или больница имеют необходимое оборудование, ПЦР (анализ крови методом ПЦР, позволяющий выявить генетический материал вируса — прим. ФАН) сделан лишь 35% пациентам (140 000 чел.), генотип вируса определен у 23% больных (92 000 чел.), стадия фиброза установлена лишь у 14% (56 000 чел.).

Как специалисту подобрать эффективное лечение?

Ну а дальше все упирается, опять же, в деньги. Стоимость комплекса диагностики в Москве — 20-25 тыс. рублей. В Новосибирске – 12-15 тыс. рублей. Могут ли ее позволить себе больные, если средняя зарплата в России — 35 тысяч?

 

 

Наши подтягиваются

 

Российские фармацевты тоже занялись производством противовирусных препаратов прямого действия. Два дженерика проходят сейчас в Москве сравнительные клинические исследования.

«Компания Р-Фарм приобрела молекулу и запустила в производство Нарлапревир, который уже вошел в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), — подтвердил ФАН Никита Коваленко. — Пока этот препарат можно использовать  только в сочетании с интерферонами, клинические исследования его применения вместе с другими лекарствами прямого противовирусного действия еще идут. Даклатасвир выпускается по лицензии BMS на заводе Р-Фарм. Но есть сомнения, что отечественные препараты будут дешевле зарубежных аналогов».

Западные компании продают эти и подобные препараты несколько лет, и близки к тому, чтобы отбить затраты, а российские только «впрыгивают на подножку уходящего поезда».

Как показывает опыт, многие российские Интерфероны немногим дешевле, чем зарубежные, а цена отечественного Нарлапревира на порядок выше иностранного Асунапревира, который кстати, не включили  в ЖНВЛП именно потому, что есть отечественный аналог.

Правда, есть разница по препарату от гепатита B, который у компании «Бристоль», например, стоит 5000 рублей, а цена российского от «Фармасинетеза» в 10 раз меньше — 500.

Потихоньку подвижки в лечении гепатитов идут, несмотря ни на что.

«Из положительного — в перечень ЖНВЛП на 2018 год были включены противовирусные Викейра ПАК, Даклатасвир и Нарлапревир, — пояснила Ксения Бабихина. — Включение в перечень ЖНВЛП означает, что цена на препараты будет снижена, и Минздрав РФ сможет закупать их за счет федерального бюджета. Если в 2017 году стоимость курса препаратом Викейра ПАК составляла 800 тыс. руб., то сейчас ее зарегистрированная предельная цена 190 тыс. за упаковку и 400-600 тыс. руб. за курс».

Именно по причине нежелания производителя существенно снизить цену на Софосбувир, его не включили в перечень ЖНВЛП. Как это отразится на пациентах? Это означает, что регионы и лечебные учреждения смогут закупать препарат, но это повлечет за собой риск претензий со стороны проверяющих органов.

К примеру, в некоторых региональных программах жестко прописана закупка только препаратов, включенных в ЖНВЛП.

 

 

Решительные меры

 

«Есть особый механизм: при угрозе эпидемии в стране могут быть отозваны патенты на какие-либо препараты, которые лечат тяжелые заболевания, — говорит Никита Коваленко. — К примеру, сейчас в России Софосбувир под патентной защитой. И мы можем либо покупать его у владельца патента, либо выкупить лицензию на производство препарата». 

Но когда возникает угроза национальной безопасности или в каких-то подобных ситуациях, патент может быть отозван. И любой независимый производитель или фармкомпания вправе начать производство препарата самостоятельно.

Многие эксперты считают, что России необходимо перенимать китайский опыт.

Китайцы, не церемонясь, не оглядываясь на санкции, развивали собственные

производства, основанные на чужих технологиях. 

У этого предложения есть как плюсы, так и минусы, считает Коваленко.

Софосбувир под патентной защитой, необходимо работать с производителям, доказывая

ему необходимость снижения цены, если хочет продавать на российском рынке.

«Но я за то, чтобы предлагать компаниям локализацию на территории России, по

образцу российского автопрома — худо-бедно, но мы его таким образом изменили.

В итоге выиграют не только пациенты, это может дать импульс  развитию отечественного

фарм-производства», — заключил эксперт. 

Ксения Бабихина считает, что необходимо всеми способами добиваться снижения 

цены на Софосбувир. Либо при помощи переговоров с Gilead, либо — выдачи добровольной лицензии фармкомпании в России, либо выдачи принудительной лицензии как крайней меры, если не удастся достичь договоренностей.

«Это современный препарат, который подходит для лечения всех генотипов гепатита. 10 000 пациентов, получающих лечение, это очень и очень мало, это значит, что лечение недоступно», — резюмирует она.

Сейчас в России отсутствует единая государственная программа профилактики и лечения хронического вирусного гепатита. Каждый регион руководствуется собственным пониманием того, как эти заболевания выявлять и лечить и сколько денег на это тратить.

Тем не менее добиться лечения за счет государства можно. Для этого необходимо получить у врача-инфекциониста в районной поликлинике направление в региональный гепатологический центр, в роли которого, как правило, выступает местный СПИД-центр или инфекционная больница. В гепатологическом центре при необходимости будут проведены дополнительные медицинские обследования, по результатам которых врачебная комиссия вынесет решение о сроках начала противовирусной терапии в рамках системы обязательного медицинского страхования.

Ключевой момент — сроки начала лечения. Они, как правило, напрямую зависят от критериев назначения лекарств. В этом году организация "Вместе против гепатита" направила запросы в департаменты здравоохранения всех регионов РФ с просьбой разъяснить, по какому принципу пациентам назначаются препараты и какие именно.

В большинстве полученных ответов говорилось, что отбор пациентов осуществляется "на основании стадий фиброза (F3 или F4) и наличия клинически значимых внепеченочных проявлений". По сути, это означает: чем сильнее у пациента разрушена печень и чем больше повреждений вирус гепатита нанес другим органам, тем выше шансы на бесплатную терапию.

Что касается лекарств, специалисты в области заболеваний печени рекомендуют лечить гепатит С современными препаратами прямого противовирусного действия (ПППД). Благодаря им это заболевание сегодня считается полностью излечимым.

В России часть этих препаратов также зарегистрирована. Однако во многих регионах по-прежнему в приоритете терапия пегилированным интерфероном — устаревшим препаратом с сильными побочными эффектами и не такими высокими показателями излечения. Почему его до сих пор закупают? Дело в цене — это лекарство стоит значительно дешевле ПППД.

Ученые назвали самый смертоносный вирус на Земле

В отчете о государственных закупках препаратов для лечения гепатита С, подготовленном Коалицией по готовности к лечению, приведены следующие цифры. Общая сумма средств, потраченных на препараты, в 2017 году составила чуть более 3,6 миллиарда рублей. На эти деньги лечение ПППД получили около 4,9 тысячи пациентов, терапия пегилированными интерферонами была закуплена для 4,7 тысячи человек. Если учесть, что количество больных хроническим вирусным гепатитом С, по официальным данным Минздрава, превышает 1,8 миллиона, получается, что лечение в 2017 году прошли всего 0,54% пациентов.

Конечно, можно приобрести зарегистрированные в России ПППД за свой счет. Стоимость курса лечения в таком случае будет варьироваться от 400 тысяч до 1 миллиона рублей в зависимости от схемы лечения. Стоимость пангенотипных схем приближается к миллиону. Для большинства россиян эти суммы попросту не подъемны. И если государство и производители лекарств не сумеют договориться о ценах, пациенты так и будут либо привозить препараты из-за рубежа, либо годами стоять в очереди на лечение.

 

"Врач УЗИ сказал, что мне осталось жить 10 лет"

Вадиму 37 лет. Москвич. О том, что болен гепатитом С, узнал в 2014 году. У мужчины сильно раздуло живот, вызвал скорую. В больнице поставили диагноз: декомпенсированный цирроз печени на фоне хронического вирусного гепатита С. Это когда печень зарубцована настолько сильно, что уже не справляется со своими функциями. Причем до проблем с животом особых проявлений ни цирроза, ни гепатита Вадим не ощущал — разве что быстро утомлялся.

До 2010 года мужчина каждые полгода сдавал анализы на различные инфекции, в том числе на вирусные гепатиты. Результаты все время были отрицательными. Получается, что цирроз на фоне гепатита С у него развился буквально за несколько лет. Возможно, сыграл роль третий генотип вируса. По словам врачей, он может привести к развитию цирроза быстрее других.

gallery/xgqfk
gallery/гепатит с в россии статистика
gallery/gepatit_news
gallery/gepatit_help_russia
gallery/1485418688_vrach_7